Cтатья Н.Н. Масленниковой "Васильчиковы - Строгановы"

Усадьба Строгановых в Волышово Просмотров: 195

Cтатья Н.Н. Масленниковой "Васильчиковы - Строгановы" из книги "Дворяне все родня друг другу...." (серия "Псковская земля: история в лицах")

Во второй половине XVIII века на северо-западе России сформировались крупные поместья петербургской знати - Ганнибалов, Дондуковых-Корсаковых, Новосильцевых, Бухаровых, Фшюсофовых, Васильчиковых. Они были родствен никами прежних новгородских и псковских помещиков, иногда получа ли владения заново. Порховский уезд был одним из самых населённых.

Волышово и соседние с ним деревни Лисье, Вельяк и другие уже названы в писцовых книгах 1498 года, в описание 1539 года вошли почти все сёла и деревни будущего волышовского имения. В 70-х годах XVIII века владельцами Волышова стали Васильчиковы. Василий Алексеевич Васильчиков получил имение в приданое, женившись на Екатерине Илларионовне Овцыной из многочисленного старинного клана псковских помещиков. Васильчиковы принадлежали к древнему, ведущему начало с XIV века, аристократическому роду. Три сына В. А. Васильчикова - Илларион, Дмитрий и Николай - участвовали в Отечественной войне 1812 года, были боевыми генералами, их портреты находятся в Военной галерее Зимнего дворца.

Старший брат Илларион, командо вавший пехотной дивизией в Бородинском сражении, позднее получил княжеский титул, стал председателем Государственного Совета и Комитета Министров. Младший брат Николай избрал военное поприще. Средний брат генерал-майор Дмитрий Васильевич (1778-1859), командовавший Ахтырским полком в армии Багратиона, после окончания войны военной карьеры не сделал: он был действительным тайным советником и обер-егермейстером императорского двора. Он прожил дольше братьев и значительная часть его жизни была связана с организацией хозяйства и укреплением имения Волышово. Его братья владели многими землями и имениями в соседней Новгородской губернии.


Дмитрий Васильевич Васильчиков

Ему же было суждено стать главным строителем и первым владельцем особого, не похожего на другие, обширного и прекрасного дворцового и хозяйственного комплекса, которому к середине XIX века в Псковской губернии не было равных.

Васильчиковым был свойственен интерес к сложным экономическим проблемам, которые тогда обсуждались в обществе: они изучали возможности развития крестьянского хозяйства, проекты изменений в поместном хозяйстве в предреформенный период.

Племянник Дмитрия Васильевича князь Александр Илларионович в 40- 50-е годы стал сторонником безотлагательного реформирования экономики и государственного устройства. После отмены крепостного права он стал крупнейшим теоретиком и практиком создания ссудно-сберегательных касс, автором проекта о создании всесословного управления.

Когда Дмитрий Васильевич после смерти отца в 1830 г. стал полным хозяином Волышова, оно уже имело сложившиеся при его родителях и дедах основные черты хозяйственной жизни, — об этом можно судить, сопоставляя первый генеральный план Волышова, составленный в 1784 году земле мером Пущиным, с более поздними планами.

Можно утверждать, что примерно шесть из девяти изображённых на плане построек в измененном или даже неизменённом виде сохранились до 80-х годов XX века. Сохранился конный двор, который всегда был предметом особых забот хозяев Волышова. На плане обозначены лишь очертания небольшого парка вдоль речки. Может быть, уже тогда на этом месте существовала прекрасная липовая аллея, подобная аллее Керн в селе Михайловском, но длиннее её, — на протяжении двух веков она являлась главным украшением села у въезда в имение, а в 1987 году погибла во время урагана: упали 200 старых лип из примерно 240.

Таким, как на плане екатерининских времён, видел имение Дмитрий Васильевич, в него вернулся после армии, здесь у него родились четыре дочери, любившие Волышово так же, как отец. Господский дом пришлось расширить (при участии псковского архитектора Етовского), заботиться о развитии хозяйства и украшении имения для дочерей и внуков.

Одна из дочерей - Татьяна Дмитриевна - вышла замуж за Александра Сергеевича Строганова (1818-1864), внука самых ярких и достойных представи телей этого рода Павла Александровича и Софьи Владимировны, хорошо знавших семью Васильчиковых. Павел

Александрович был сподвижником и другом Александра I в начале его царствования, боевым генералом в войнах против Наполеона и против Швеции, человеком радикальных взглядов и высокой образованности. После смерти мужа в 1817 году, так и не пережившего гибель в сражении в 1814 г. единственного сына Александра, овдовевшая Софья Владимировна вынуждена была выводить доставшееся ей состояние из сложного финансового положения и заботиться о судьбе династии и о состоянии майората, который был создан Александром I для поддержки рода Строгановых. Через год после смерти Павла Александровича у старшей дочери Натальи, выданной замуж за Сергея Строганова, родственника из другой линии рода, родился первый сын Александр, который должен был стать продолжателем главной прямой линии рода Строгановых. Предметом особых забот и базой практических экспериментов С. В. Строгановой было владение Марьино под Петербургом. Вполне вероятно, что опыт организации этого имения мог быть использован в какой-то мере Д. В.
Васильчиковым.

После женитьбы Александра Сергеевича Волышово вошло в строгановский майорат, а его жизнью, развитием и строительством продолжал заниматься отдавший его в приданое за дочерью тесть Александра Сергеевича.

Александр Сергеевич Строганов сделал Волышово своей резиденцией. Во главе майората был его отец (он пережил сына на 18 лет). Огромные владения Строгановых на севере, в Пермском крае, на Урале и в Подмосковье были своеобразным государством в государстве. Были у Александра Сергеевича и младшие братья.

Александр Сергеевич в семье Строгановых был человеком своеобразным и неожиданным. По-видимому, у него не было склонности к политической деятельности и большим практическим делам. Он учился заграницей (в Дрездене), также закончил курс в Московском университете, много путешествовал, а затем вдруг поступил на военную службу в гвардию, вскоре стал офицером Лейб-гвардии Преображенского полка, отличился в нескольких сражениях, был флигель-адъютантом Николая I, егермейстером императорского двора, достиг высоких военных и придворных чинов. И в то же время у него рано проявились научные склонности, интерес к древностям, археологии, нумизматике; он пополнил знаменитую строгановскую коллекцию монет, в 28 лет стал одним из основателей Археологического общества в Петербурге.


О широте его интересов говорят книги волышовской библиотеки, боль шая часть которых - произведения французских и немецких писателей периода романтизма. Значительным был и философский отдел библиотеки, состоящий из французских и немецких изданий 40-х годов.

Он полюбил Волышово, выбрав из всех владений своих предков именно его. Здесь родились и выросли его дети.

У Васильчиковых и Строгановых были не только давние дружеские связи, но и много общего во вкусах и пристрастиях: все они (в нескольких поколениях, в том числе и женщины) страстно любили верховую езду, конный спорт, лошадей и охоту.

Волышово должно было привлечь Строгановых тем, что здесь были прекрасные лошади, породистые собаки, искусные наездники и богатые охотничьи угодья.

Князь Борис Александрович и княжны Евгения Александровна и Ольга Александровна Васильчиковы. 1870-е гг.

При первом Строганове в Волышове велось большое строительство (таких периодов в истории села было только два) - оно велось для уютной жизни большой и богатой семьи, состоящей из нескольких поколений, которая переживала счастливое время: родились дочери, сын, продолжатель рода и наследник.

В это время был перестроен и обставлен большой господский дом - его называли теперь Графским домом, - с флигелями, здание конного завода в Дорогинях, в одной версте от имения, на прикупленной к нему земле; псарник, огромная ферма, оранжереи, новые конюшни, хозяйственные поме щения и склады.

Новое строительство не искажало первоначальный план усадьбы, а обогащало и развивало его. Бережно использовались старые сооружения, они включались в новые дома или не много укреплялись и модернизировались в соответствии с духом и стилем эпохи.

Проект усадьбы был создан и осуществлён молодым, но уже известным архитектором М. А. Макаровым

(1827-1872), учеником А. Н. Штакеншнейдера и Г. А. Боссе, и был признан специалистами замечательным и единственным в своём роде в России.

Тогда же велись большие работы в парке. Четыре запруды со шлюзами, одетые в гранит, превратили маленькую незаметную Вогощу (Вогошку) в красивую речку с разливающимися прудами, небольшими каскадами бегущей по камням и журчащей воды, с прекрасными, тонкого рисунка, металлическими мостиками, ведущими на тропинки в глубину парка и на небольшой остров, образованный двумя рукавами речки.

Волышово превратилось в обширную, талантливо спланированную, любовно построенную графскую резиденцию. Традиции семьи отражались в ней: в парке были устроены для детей игрушечные «Фермочка», «Детский садик», «Качели».

В самом начале парка у Графского дома был вырыт и пруд, на нём была купальня и дно было вымощено камнем.

Но жить в новой усадьбе владельцам имения, вложившим столько душе в её украшение, не пришлось: в 1859 году умер Дмитрий Васильевич, а в 1864 году - 46-летний граф Александр Сергеевич. Графиня Т. Д. Строганова осталась одна с маленькими детьми — дочерьми и единственным сыном, надеждой семьи Сергеем (1852-1923). Она и прежде подолгу жила в Волышове, после смерти мужа стала жить постоянно. Она всё делала, чтобы сохранить старые порядки в Волышове...

Граф Сергей Александрович Строганов становится владельцем Волышова после смерти матери в 1880 году, а через 2 года (по кончине деда Сергея Григорьевича Строганова) - главой всего майората.

Последний граф Строганов потерял отца в 12 лет и находился под сильным влиянием деда, об обширной непрерывной их переписке известно из дневниковых записей С. А. Строганова. В конце 60-х—70-х годов дед обсуждал с внуком сложные политические проблемы, которые ему были хорошо известны, делился с ним своими соображениями по поводу политики правительства и её изменений в связи с событиями 1 марта 1881 года. Из дневника Сергея Александровича мы узнаём о свойствах его характера, которые, по мнению деда, он должен в себе преодолевать, особенностях «полудикого нрава».

Сергея Александровича интересовало морское дело и увлекали морские путешествия. После окончания Петербургского университета он сдавал экзамены по специальным предметам в Морском училище, совершил длительный учебный поход на собственной яхте «Заря» и, наконец, был зачислен во флотский экипаж. Во время русско-турецкой войны он бесстрашно и умело командовал одним из двух своих собственных военных катеров и был награждён орденом. После окончания войны он передал катера Черноморскому военному флоту.

Граф был активным членом Петербургского яхт-клуба, неоднократно выступал на его заседаниях и в печати, убеждая правительство и общество в необходимости систематической постройки крейсеров и обновления флота.

В отставку он вышел рано в чине капитана II ранга и совершил кругосветное путешествие на яхте «Заря», взяв с собой, кроме команды, нескольких служащих из Волышова. С. А. Строганов интересовался географией и бытом стран, которые посещал, и собрал по этим темам много книг - они были потом в его волышовской библиотеке. Позднее он начал углублённое изучение иностранной литературы по религиозно-философским проблемам, но интерес к путешествиям у него остался до конца жизни.


Евгения Александровна Строганова (Васильчикова)

Граф женился по любви на княжне Евгении Александровне Васильчиковой, дочери Александра Илларионовича, своей троюродной сестре. Борис Александрович Васильчиков, его друг с детских лет (будущий псковский губернатор), стал его шурином. Родовое гнездо Васильчиковых Выбити находилось недалеко от Волышова в Новгородской губернии.

После женитьбы Сергей Александрович в отличие от своих предков, сделавших блестящую карьеру, стал жить и в Петербурге, и в своём псковском имении просто жизнью богатого помещика. Он любил места, где родились его дед, мать и где прошло его детство. За несколько лет до этого в Волышове было задумано большое строительство, ремонтировались и перестраивались старые сооружения, возводились новые. Для молодой жены в обновлённом доме были отделаны

парадные комнаты с выходом в сад, у ступенек террасы раскинулись цветники и любимый «розовый садик» графини. Тогда же в псковском земстве появился новый влиятельный и богатый деятель - он делал щедрые пожертвования на благотворительные цели; на его средства строились больницы и амбулатории для крестьян. В память умершей матери он построил прекрасно оборудованный больничный городок в Александрове. Он был участником земских съездов, избирался в Земскую управу и мировые судьи. Оживлённая хозяйственная деятельность во владениях графа, особенно в области развития коневодства, создания питомников ценных и редких пород кустов и деревьев, строительства дорог, создание школ для крестьян и Реального училища в Пскове стали примером для других помещиков и способствовали улучшению жизни уезда, а потом и губернии.

Богатый и открытый образ жизни в родовом имении, интересная работа в земстве, возможности выездов в Петербург и за границу, в обширные владения Строгановых и их родных были хорошим началом жизненного пути молодой семьи. Однако счастливая жизнь прервалась внезапной смертью жены. Граф был безутешен, он год прожил у её могилы в имении её отца, а затем уехал в Петербург. Он не переставал думать о Волышове, заботился о продолжении его строительства и благоустройства... В 1889 году граф, вероятно, последний раз был в Волышове на охоте вместе с Б. А. Васильчиковым и П. П. Голицыным.

В конце 80-х годов граф совершил несколько интересных и сложных путешествий в Каир, Дамаск, в начале 90-х - в Верхнюю Месопотамию; его спутниками были сестра Ольга и зять А. Г. Щербатов. Вместе с сестрой граф написал "Книгу об арабской лошади", Ольга Щербатова издала затем серию книг об их путешествиях. Продолжались его дальние морские странствия на яхте - Заря», в гостиной яхты висели два акварельных вида Волышова.

В начале XX века в Волышове производились ремонт и перестройка дома в связи с украшением его прекрасной мраморной лестницей, приобретённой графом в Италии.

У графа, который тогда постоянно жил во Франции, была мечта о возвращении — в Волышове в течение двадцати лет его ждали каждый год. Но он Волышова больше не посетил: тяжёлые воспоминания заслонили любовь к родным местам. Он откладывал свой приезд и всё меньше проявлял тревогу за Волышово, повседневные заботы стареющего поместья всё более отдалялись от него.

Последние десятилетия Графский дом стоял закрытым, но в доме и в имении был такой порядок, который мог бы порадовать графа, если бы он вдруг появился. Но он видел его лишь на фотографиях, которые ему посылали по его просьбе. Дворец всё больше превращался в охотничий замок, и сестры графа Мария Ягмина и Ольга Щербатова принимали гостей - друзей и родных, приезжавших охотиться в Волышово в сентябре. Для всех обитателей Волышова это были ответственные дни и самый большой праздник, потом жизнь затихала до будущей осени.

Сергей Александрович Строганов

Особенностью усадьбы было единство его архитектурных сооружений и прекрасного парка, который начинался у каждого дома и был виден из любого окна. Даже здания деловые, хозяйственного и производственного назначения находились в парке. Построенные талантливыми зодчими, они обогащали ландшафт, а он украшал их. С балконов второго этажа Графского дома, от дверей кабинетов графа и графини и бильярдной комнаты, которые выходили на широкую, сложенную из известняковых плит лестницу, открывались чудные виды на парк. У церкви и за парковым фасадом начинались цветочные посадки - розовый садик, сиреневая дорожка, овальная клумба.

Река Вогоща, перекрытая плотинами, была живописной и водоёмы довольно большими, а к ним близко подходили оранжереи. В Волышове была создана сложная дренажная система, которая помогала поддерживать в имении хороший водный режим: парадный круг был прекрасно осушен, хотя в центре его был главный артезианский колодец; вокруг него росли деревья и кусты, за которыми тщательно ухаживали.

За церковью, на берегу реки, и сейчас растут прекрасные благородные деревья, посаженные по кругу. При устройстве пруда из выкопанной земли сделали живописную горку. Парк

делился рекой как бы на две части: одна часть входила в план центра имения, другая (на правом берегу) была собственно парком - они были связаны между собой и переходили одна в другую.

Хотя в основе паркового строительства в имении лежали замыслы архитекторов XVIII - начала XIX столетий, они были умело и изобразительно использованы лесничими и садоводами XIX века (в том числе 2-й половины) для создания парка иного художественного звучания - парка романтического, не огороженного и не закрытого, переходящего в окружающий пейзаж, нетронутую природу, в рощи и лес. Волышовский парк, по-видимому, преобразовывался из старого, в значительной части регулярного, не разрушая его. Об этом можно судить по расположению и характеру четырёх главных аллей. Две аллеи были сохранены: липовая, ведущая от шлюза и Большой дороги к церкви, вторая - от главных ворот в центр парадного круга, к Голубятне. Она была берёзовой, но в XX веке берёзы были заменены деревьями ценных пород - клёнами, вязами, ясенем. За рекой были посажены новые аллеи, их особенностью стала живописность - именно с этими аллеями связано появление неожиданных ракурсов, пересечение маленьких и больших серпантинных и извилистых дорожек. Самыми протяжёнными были берёзовые аллеи, выходившие почти перпендикулярно к Лиственной аллее В парке были и чудесные, как было принято в романтических парках, одиноко стоящие хвойные и лиственные деревья, - прежде всего липы редкой красоты с роскошной кроной, которая покрывалась весной цветом почти от самых корней до верхушек, — они были совсем другими, чем старые деревья в липовой аллее XVIII века. В парке были и другие аллеи, которые открывались гуляющим неожиданно - Малая липовая, идущая от птичника, большие берёзовые аллеи по краю парка, берёзовым в основном был Школьный парк, находящийся у въезда в имение. В районе новой посадки под защитой Лиственной аллеи была создана настоящая дендрологическая коллекция. С другой стороны Лиственной аллеи были посажены дубки какой-то необыкновенной породы: все одинаковые, небольшие но очень красивые. Далее до зарослей туи и сосен шёл большой крикетный луг — вероятно, ещё в середине XIX века его расчистили и засеяли особой травой, которая весной превращалась в светло-зелёный шелковистый ковёр. В это время игра в крикет была модным развлечением. В Петербурге с 1860 года существовал английский крикет-клуб. В многочисленные команды для игры в крикет в Волышове входили не только граф и его друзья, но и его служащие - и англичане, и русские.

Крикетный луг существует и поныне, но на нём растёт, должно быть, переродившаяся трава - она необычно голубого цвета и её не едят животные. За Крикетным лугом парк переходит в лес, Омшарину и Сосонки - новые посадки, превратившиеся теперь в могучую рощу, прикрывающие парк. В районе Дорогинь возле конного завода особенно красивы липы, посаженные по кругу и образующие высокую беседку. Особенностью Волышова и его украшением были ивовые прогоны - широкие дороги, обсаженные деревьями, создавшие зелёный коридор для прохода стада на пастбище из фермы. Один из прогонов шёл от главных ворот в сторону Дорогинь, другой - по краю парка за псарником. Ивовые прогоны вели к окрестным строгановским деревням.

В парке и на его окраине открывались прекрасные виды на Дорогини, старую деревню Вельяк, а от Дорогинь -на рощи и луга, доходящие до реки Шелони, на бесконечные просторы, пастбища, которые теперь называются левадами. И в этом пейзаже, даже в парке, ранним утром можно было увидеть наездников верхом на лошадях или в качалке, иногда это были управляющие конным заводом. В парке (в Омшарине) и его окрестностях были специальные дорожки для выездки лошадей и прогулок гончих и борзых собак с егерями.

Центральная ось имения (Голубятня - главные ворота - Дорогини) каким-то чудесным образом продолжалась до купола церкви в Вельском Устье на другом берегу Шелони.


В Волышове был настоящий культ кустарника и цветов. В оранжереях и теплицах, расположенных рядом с Графским домом, высаживались редкие и экзотические растения, часть их выносилась на лето на террасы и клумбы у Графского

дома, под окна домика графини. Цветы были везде - в парке, около всех домов, жилых и служебных. Это было царство замечательного садовника В. И. Ватцека.

Прекрасно профессионально подготовленные архитекторы и садоводы выполнили желания владельцев: в Волышове, принадлежавшем очень крупным и богатым помещикам, не бросались в глаза вычурность, пышность - во всём доминировали хороший вкус и изящество. Кроме бесспорных достоинств ряда основных зданий, самым ценным качеством архитектурно-паркового ансамбля являлись его цельность и удачное сочетание различных по облику и назначению зданий. Стремление к сохранению традиционных особенностей усадьбы не помешало ни архитекторам, ни сменявшим друг друга поколениям Васильчиковых-Строгановых создать ансамбль современный, соответствующий стилю эпохи и отразивший поиски новых форм выражения понимания ими социальных и культурных процессов в стране...

Волышово не было разрушено во время двух войн, которые прошли по этой территории. До середины 80-х го дов XX столетия все производственные постройки волышовского имения Васильчиковых-Строгановых сохранялись и использовались функционально конным заводом и фермой. В главном барском доме была школа, в церкви - клуб, во всех флигелях и жилых помещениях жили работники завода, учителя, агрономы. К середине 80-х годов чудом сохранившиеся, более ста лет не ремонтированные, производственные и жилые помещения не поддержива лись, не укреплялись, а просто оставлялись. Однако вопрос о реставрации постоянно возникал и проектная доку ментация для неё была подготовлена. С переездом школы во временное построенное для неё помещение в Школьном парке и освобождением Графского дома для реставрации все здания центра Волышова стали медленно, а за тем и стремительно гибнуть. Не нашлось средств для продолжения проектирования реставрационных работ, не было организации, которая взяла бы на себя их финансирование и содержание памятника. О Волышове теперь можно говорить лишь в прошлом. Оно сейчас умирает...

из серии «Псковская земля: история в лицах (редактор-составитель и издатель Т.В. Вересова). М., 2006, с. 320

Печать